26 сент. 2012 г.

От оптики к «haptic‘е»



Грегор Айхингер / Gregor Eichinger, архитектор, дизайнер. Вена, Австрия
Интервью для журнала «Под Ключ»

Закончил Высшую техническую школу в Вене, специальность архитектура. С 1985 по 2005 год работал вместе с Кристианом Кнехтлом, бюро «Eichinger oder Knechtl: магазины Хельмута Ланга в Токио, Осака, Кобе, иудейский музей в Вене, и др. В 2005 году основал собственное бюро, среди реализованных проектов – ателье Эрвина Вурма, пред-проект отеля Шангри Ла, многочисленные кафе, частные виллы и квартиры. Преподавал в Цюрихе до 2012 года курс «bof!» - «потребительские поверхности». В 2012 году вел в качестве приглашенного профессора курс в Архитектурной школе Петера Беренса в Дюссельдорфе. В 2011 году вышла его книга «Touch me!», посвященная таинствам поверхностей (доступна на английском и немецком языках). Обратиться к нему меня подвигла фраза, процитированная на сайте немецкого вуза: «Короткая интрижка возможна с клубничным тортом, с выстроенным пространством человек вступает в любовную связь». Потом я разглядывала его архитектурные и интерьерные проекты на странице в интернете и недоумевала: каким образом может сочетаться поэтический, метафорический стиль выражения – и такие холодные, очень мужские, четко-выстроенные строения и пространства. 

Да-да, Вы правы. Я понимаю о чем Вы. Интерьер не должен быть холодным, напротив – эмоциональным, ярким. Но дело в том, что я работаю с заказчиками, стараюсь соответствовать их пожеланиям. То, что Вы видели на сайте, мои старые работы. Новых проектов там нет. Мы как раз готовим новую версию интернет-страницы. Да, это было: модерн, европейский супермодерн .... Сейчас все изменилось. Человек стремится к другому, к миру орнаментальному, тактильному, эмоциональному. Я твердо уверен, что в этом заключается тренд будущего. 

Орнаментально-эмоциональный мир. Представьте: вот огромная стена, покрытая кожей. Определенный цвет, определенная фактура – и однозначный транслируемый смысл. Совсем другое дело, если появляется орнамент, не просто двухмерный, а трехмерный. Современные технологии это могут. Все играет иначе.
Я не знаю, как там в России...

Да, в России любят эмоции в интерьере и очень даже любят орнаменты. Но, скорее, это несколько другое. Классика, ампир – гипсовые лепные рельефы... историзм

Ага, возвращение в прошлое. Нахождение там опоры – это у тех, кто испытывает страх перед будущим. Прошлое необходимо нам, как пример, как возможность возвращения. Ведь гипс – это богатый материал, я как раз работаю с гипсовыми орнаментами в своем новом проекте (ресторан в Вене). Там очень сложная будет структура – матовые и глянцевые гисповые повернохности, игра света, тени, фактур.

Чему Вы учите студентов?

Я говорю студентам, что нужно знать историю, знать прошлое. Что интерьеры нужно читать как книги. Вот приходите Вы в отель, оформленный таким и таким образом, так задайтесь вопросом, что там делалось, почему это было хорошо, какие были требования. Студенты этого еще не понимают, они всецело сидят в современности, им подавай чистые плоскости. Десятиметровая стеклянная стена – и все кричат вау! И мне ясно – это я делать не буду! Это касается и историзма в России. Историзм – это хорошо, это очень плодотворно, но как основа, как почва, от которой надо отталкиваться. Это же было золотое время – граница 19 и 20 веков, и те, кто тогда строил – они были авангардом, они открывали, выдумывали. Так вот не надо копировать. Надо развивать – тем более, что сейчас такие технологии, которые многое позволяют, что было невозможным еще вчера. Например – трехмерный текстиль. Или все эти лазеры, фрезеры... Дигитальный мир тоже изменил все. Я полагаю, верю: историзм – это тоже часть будущего тренда. Во многих странах, многие нации обратятся к своей истории. И не обязательно так далеко, за 100. 200 лет. Вот у русских же был авангард, самый знаменитый в мире...

Да, например Мельников.

Его единственно построенный дом видели многие архитекторы и он вдохновил не одного из них. Остальное все осталось на бумаге. Здесь тоже есть такие бумажные проекты – не всегда архитектор, творец может найти нужного заказчика и воплотить свою мечту, свою разработку в реальности.

Скажите, а Вам удалось реализовать один в один свой орнаментально-эмоциональный концепт?

Можно сказать,  я как раз над ним сейчас и работаю – это ресторан в Вене. Мне удалось на многое склонить заказчика. Там, например, стены туалетов будут сделаны из различных материалов. В мужском будет пенька. И надписей не будет – тактильное подменит вербальное.
Вот мне хотелось бы сделать такой интерьер, который наполовину комната, наполовину юрта. Где текстиль используется не как декор, а как строительный материал. Дело архитектора не украшать, а строить.  Стены из текстиля – это сейчас тоже возможно.

Чтобы использовать новые материалы и новые возможности, нужно знать об их существовании. Есть специальные ярмарки для архитекторов, насколько я знаю. А вот могут ли российские архитекторы получить подобную информацию в интернете?

Да, конечно же есть. Я не могу сейчас назвать, все эти адреса храняться у моей сотрудницы, отвечающей за  инновационные материалы, а она будет только через месяц. Но есть платные и есть бесплатные сайты. Американские, голландские к примеру. Но мне кажется, в России сейчас строят на самом высоком уровне, самые суперсовреннные вещи... То есть у них есть доступ ко всему.

Да, это касается слоя, но есть и средний класс, у них нет таких денег, а желание жить в комфортабельном и эстетичном мире есть

Вы правы, интерьер не должен стоить дорого. Тем более сейчас. Мы живем в другом мире, это раньше дом был такой телефонной будкой и местом, в которое доставляли почту. Сейчас почта приходит сама, телефонные звонки ловятся в пути – все изменилось. Мир стал мобильным и надо подстраивать квартиру под оставшиеся потребности: мы не перестали спать, есть, заниматься любовью. Вот от простых функций надо и идти. Нужно больше света, плохие интерьеры делают человеа больным, скопированные примеры прошлого влияют на мышление. Человек не может быть современным в декорации 100-летней давности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий